Специальная военная операция на Украине

Материал из Крымологии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Специальная военная операция на Украине – военная операция коалиции Российской Федерации, Донецкой народной республики и Луганской народной республики против их военно-политических врагов на Украине. В публицистическом смысле может быть названа Российско-хунтяцкой войной, Второй хунтяцкой войной или как-либо подобно. Использование этнонимов основных этносов РФ и Украины через дефис и в комплекте со словом «война» не допустимо (а именно недопустимо использовать выражение "..ско-...ская война") , так как это не этнический, а мировоззренческо-геополитический конфликт. Воюют не этносы, а две политических системы – неонацистский режим киевских милитаристов и российский суверенный строй (и его младшие партнеры). С российской стороны мотивирующим элементом, помимо вопроса стратегической безопасности (опасности от милитаристского режима на Украине), является поруганная историческая память Российской Империи и Советского Союза – с которой вполне официально и крайне энергично борются нынешние украинская власть и «общественность».

Цели

- демилитаризация Украины
- денацификация Украины
- освобождение ныне неконтролируемых территорий ДНР и ЛНР от отрядов украинских милитаристов, утверждение территориальной целостности ДНР и ЛНР в границах бывших Донецкой и Луганской областей
- смена неонацистского режима киевских милитаристов на более мягкий и менее вооруженный режим (с сохранением столицы в Киеве и при опоре нового режима на поддержку населения условной «Левобережной Украины» и ментально близких групп в Новороссии, Правобережной Украине и даже на Западенщине).
- отмена результатов Майдана-2 и избирательное переутверждение тех «киевских» наработок 2014–2022 годов, которые не противоречат устремлениям и интересам населения Новороссии и Левобережной Украины

Перспективы

Если получившаяся конструкция окажется жизнеспособной – сохранение территориальной целостности Украины в границах от 22.02.2022 (то есть в границах бывшей УССР без Крыма и бывших Донецкой и Луганской областей). Растабуирование вопроса о федеративном или конфедеративном устройстве Украины как одном из способов организации безболезненного сосуществования крайне различных регионов внутри Новой Украины.

Если получившиеся конструкция окажется нежизнеспособной – размежевание дружественных России государств с недружественными (в пределах бывшей УССР), установление непроницаемого для идейного влияния барьера, к западу от которого останутся недружественные украинские государства, а к востоку – дружественные государства или одно дружественное государство. Условно говоря, если не получится денацифицировать Украину с сохранением её территориальной целостности (естественно, без Крыма и Донбасса), то Киев и Львов должны оказаться в разных государствах. По сути, крушение и забвение идеи «соборности Украины» есть цена за отказ от денацификации. Если львовяне готовы заплатить такую цену, чтобы остаться под властью неонацистов, то пусть платят.

В случае сохранения неонацистского режима на Западной Украине (вероятнее всего, во Львове или в высокогорье Карпат), то есть при невозможности обеспечить территориальную целостность Новой Украины, государственная символика Украины подлежит обязательному пересмотру. В случае денацификации всей территории Украины старая государственная символика может быть сохранена на усмотрение самого народа Украины.

Запрет украинских националистических и неонацистских организаций (как политических, так и силовых их крыльев) и отмена чествования нацистских преступников Бандеры и Шухевича является программой сверх-минимум, без этих изменений никаких разговоров о конструктивном взаимодействии вестись не может. Территории, которые будут упорствовать в прославлении Бандеры и Шухевича, будут денацифицированы силовым путем, а если вдруг такого не получится – навсегда изолированы от земель Левобережной Украины и Новороссии (даже если последние только и будут составлять антифашистскую Новую Украину). К примеру, если Львов желает оставаться в едином транспортном пространстве с Киевом, он должен добровольно отказаться от чествования неонацистов, или побежден военным путем и принужден к этому. А в случае нежелания антифашистской коалиции воевать за Львов или невозможности силового решения вопроса – навсегда изолирован от остальной Украины.

Разъяснение целей

Сущность демилитаризации

Украина впредь не может быть участником никаких антироссийских военных союзов, в особенности участником NATO. Украина не может обладать никакими опасными для России видами вооружения (особенно, ядерным оружием; ракетным оружием с дальностью поражения более 100 км; биологическим оружием и любыми псевдогражданскими его заменителями). Украинская армия должна быть воспитана в духе преемственности к армии Советского Союза и быть оплотом анти-бандеровских настроений в обществе. Никакие украинские националисты не должны быть допущены в армию и силовые структуры Украины.

Остальные параметры должны быть результатом договоренности Украины и Российской Федерации.

Сущность денацификации

Признание майданного режима 2014–2022 годов аналогом режима нацистской Германии 1933–1945 годов и соответствующие мероприятия по денацификации всей системы управления и всего общества. Все изменения, отличающие государственную идеологию Украины образца 2014–2022 года, от государственной идеологии Украины 1991–2013 (домайданной Украины) должны быть откачены в дефолтное состояние. Степень преступности разных аспектов майданной идеологии должна быть трезво оценена. Нацистские преступники должны быть осуждены судом.

Вспомогательные аспекты денацификации

Часть аспектов старой государственной идеологии Украины также должна быть пересмотрена, так как именно они привели к формированию комплексной неонацистской идеологии образца 2014–2022 годов. Чем более несговорчивой будет Западная Украина (как исторический очаг украинского национализма), тем глубже должен быть пересмотр основ украинской идеи и украинской государственной идеологии. И, напротив, чем податливее будет Западная Украина, тем более демократичным (а не предписывающем, общеобязательным) должен быть процесс пересмотра. Например, вовсе не обязательно развенчивать "галицких украинофилов - сторонников Австро-Венгрии", – эта безусловно неприятная для Новороссии и Левобережья страница западноукраинской истории может остаться в пределах Галичины с теми оценками, которые львовяне считают нужными ей давать.

Но опять же, если территориальной целостности Украины не случится по вине Львова (который так или иначе не пройдет процесс денацификации), то вся концепция украинской истории будет сокрушена, и на её основе выстроена новая, близкая к советской, концепция истории Украины.

Аналогично с украинским языком, если Львов подчинится денацификации, то всё останется как есть. Если нет – то все галицкие новообразования ("файна", "етер", "катедра" etc) будут выкинуты из украинского языка и возвращен тот красивый язык, с которым Украина выпустилась из Советского Союза.

Территориальная целостность ДНР и ЛНР

Россия признала ДНР и ЛНР в границах бывших Донецкой и Луганской областей, но на данный момент еще не все территории республик освобождены от отрядов украинских милитаристов. Если Украина не желает по каким-либо причинам терять остатки Донецкой и Луганской областей, то единственный выход – немедленная капитуляция, подписание обязательств по демилитаризации и денацификации, признание независимости ДНР и ЛНР и прямые переговоры с ДНР и ЛНР о границе и особенностях управления приграничными территориями (укрепрайон придется сносить за свой счет, и это как минимум). В таком случае, фактически контролируемые Украиной территории ДНР и ЛНР, вероятно, смогут какие-то время продолжить существование в составе Украины на правах, аналогичных правам Днепропетровской и Одесской области.

Единственный способ для Украины долгосрочно получать выгоды от кооперации с промышленностью севера Донецкой и Луганской областей – это восстановление углубленной экономической интеграции с РФ, ДНР и ЛНР. Если не будет экономической интеграции, рано или поздно (и скорее рано, еще в ходе текущей военной операции) Украина лишится доступа к ресурсам и мощностям бывших Донецкой и Луганской областей (включая ту их часть, которую она контролировала в 2014–2022 годах).

Смена режима киевских милитаристов

Для того, чтобы ситуация была завершена относительно безболезненным для Украины образом, должен произойти размен некоторых псевдоценностей Майдана на перспективу оставаться целостным и независимым государством:

  1. Украина должна признать российский статус Крыма
  2. Украина должна признать независимость ДНР и ЛНР либо поставить от своего имени в ООН вопрос о согласии на переход бывших Донецкой и Луганской областей в состав России
  3. Украина должна включиться в евразийскую экономическую интеграцию с РФ, Белоруссией и Казахстаном, и участвовать в экономической интеграции с ЕС только по остаточному принципу.
  4. т.к. без экономической интеграции с ЕС остальные аспекты евроинтеграции иллюзорны, Украина должна отказаться от курса на евроинтеграцию
  5. больше никакой водной блокады Крыма, ДНР и ЛНР
  6. восстановление транспортных, энергетических и телекоммуникационных связей с Крымом и Донбассом – в той степени, в которой это нужно самим Крыму и Донбассу
  7. демилитаризация и никаких связей с NATO, а также вооруженными силами стран Запада. Нейтральный статус либо статус невооруженного союзника России (на выбор).
  8. Должна быть проведена денацификация. Наказание военных преступников и организаторов убийств противников майдана (в частности, в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 года).
  9. Государственная идеология должна быть в корне изменена. Как минимум, юго-восточным областям должно быть разрешено всё то, что развивалось там до Майдана-2 (историческая память о Советском Союзе, культурная самобытность и т.д.), а поползновения Западной Украины ограничены пределами самой Западной Украины. Должны быть резко ограничены возможности столицы вмешиваться в культурную жизнь регионов (и особенно в вопросы исторической памяти).

Проект "Украина" потерпел объективный крах во время Майдана-2, когда из Украины вышел Крым и значительная часть Донбасса, что сломало традиционную модель электорального баланса западных и восточных регионов. Сама по себе эта модель тоже была плоха, на хотя бы позволила Украине просуществовать с 1991 по 2013 год. Теперь, если Львов, Киев и Днепропетровск желают и дальше находиться в одной стране (и желательно стране максимально большого размера), должна быть признана легальность идеи федерализации Украины и более того – право на ассиметричную федерацию (то есть, к примеру, автономия Одесской области и невозможность столицы сильно влиять на одесские дела, при одновременной возможности Одессы сильно влиять на общегосударственные дела).

Отмена результатов Майдана-2

Так как послемайданная политика осуществлялась без согласия или вопреки несогласию жителей юго-восточных областей Украины, то для начала все нововведения за период 2014–2022 годов должны быть отменены, а потом некоторые из них после надлежащей общественной дискуссии возвращены. В частности, должны быть признаны недействительными все переименования городов, сел, улиц и прочих объектов по закону о «декоммунизации», а потом возможно некоторые из них утверждены заново.

Цели и задачи при половинчатом успехе военной операции

Если вышеописанных целей не удастся достичь путем переговоров или военным путем, то весь комплекс мероприятий должен быть осуществлен на территории, фактически контролируемой Российской Федерацией, силами ДНР и ЛНР. Если эта территория не будет включать ни одного исторического центра собственно Украины (Черниговщины, Полтавщины, Киевщины, Подолья и Волыни), то и называться получившееся государственное образование должно не Украиной.

Минимально достаточным является контроль (а соответственно демилитаризация, денацификация и де-майданизация) Харьковской, Сумской и Черниговской областей и областей исторической Новороссии (Одесской, Николаевской, Кировоградской, Днепропетровской, Херсонской и Запорожской). Если народ Полтавы, Киева и Винницы устраивает утрата выхода к морю и кооперации с промышленными областями, то достаточной будет полная демилитаризация и выдача нацистских преступников.

Исход для украинской стороны

Так как при таком исходе, а) де-факто отменяется территориальная целостность Украины; б) усиливается влияние неповрежденного очага украинского национализма и неонацизма (Львова и Галичины в целом) на Правобережную Украину и Полтаву, что чревато новой эскалацией и повторением военной операции; в) теряется преимущества кооперации с промышленными областями и не приобретается преимуществ от кооперации с сельскохозяйственной Западной Украиной.

стоило бы задуматься об установлении конфедеративных отношений между Киевом/Полтавой/Винницей и Львовом, чтобы постепенно восстановить связи с приморскими и восточными областями, не оглядываясь на непримиримую позицию Львова.

Таким образом, именно от мнения населения Центральной Украины зависит коснется ли нынешний конфликт только правящего режима и государственной идеологии, или прекратит существование Украины как единого государства. Бессмысленное упорство в сопротивлении специальной операции ставит под угрозу существование украинской государственности. Переход регулярной армии на сторону народа (читай свержение киевского режима) почти гарантировано спасает украинскую государственность и территориальную целостность (да без Донбасса!).